Неандертальцу море по колено

Неандертальцы делали орудия из раковин. Но это не новость. Новость то, что, судя по всему, эти древние люди ныряли за моллюсками в море. Казалось бы, проще собирать раковины, выброшенные прибоем, на берегу. Но, во-первых, оказывается, качество ракушек, подобранных на пляже — не то. Во-вторых, моллюска ведь можно ещё и съесть!

Выводы о ныряющих неандертальцах сделали исследователи, изучавшие материалы пещеры Гротта дей Мошерини (Grotta dei Moscerini) на западном побережье Италии. На самом деле, эту пещеру исследовали очень давно — в 1949 году археологи устроили в ней небольшой раскоп. Вынутый грунт просеивали через сито, благодаря чему собрали даже мелкие фрагменты древних орудий. Археологи нашли тогда более 1000 каменных изделий, кости животных и следы кострищ. Сама пещера, увы, была уничтожена взрывом во время строительства дороги в 70-е годы, но к счастью, материалы раскопок сохранились и теперь на них обратили внимание специалисты. Находки даже удалось датировать методом парамагнитного резонанса. Возраст разных слоёв памятника получился в диапазоне от 74 до 106 тыс. лет. Самое интересное — орудия из раковин, их в отложениях Мошерини нашли более 170. Все сделаны из одного вида двустворчатого моллюска — каллиста (Callista chione). Эти крупные беспозвоночные (до 10 см в длину) и сейчас населяют мелководье в районе пещеры. Из каллист неандертальцы делали режущие орудия, подобные кремнёвым. Изделия из раковин находили и на других неандертальских стоянках — всего памятников известно 11, причём 10 из них находится на территории Италии. Но в Мошерини орудий из раковин больше всего, и неудивительно: пещера расположена прямо на морском берегу.

Орудия из раковин, найденные в пещере Гротта дей Мошерини.

Анализом находок занялся Карло Змрильо (Carlo Smriglio), специалист по современным и ископаемым раковинам из Университета Рома Тре (итал. Università degli studi Roma Tre), который проанализировал поверхность орудий под микроскопом. Существуют признаки, по которым можно отличить раковину, поднятую с морского дна, когда моллюск был ещё жив, от обломков, подобранных на побережье. Двустворка, повалявшаяся на берегу, от солнца и ветра тускнеет, перестаёт блестеть, а поверхности её с обеих сторон истёрты песком. Если же домик моллюска пошёл в ход сразу же, поднятый со дна, то поверхности гладкие и блестящие. Тщательное изучение показало, что почти четверть орудий (40 штук) в Мошерини сделана из живых моллюсков, которых добывали в воде, на глубине 6—13 футов. Обычно моллюск зарывается в песок, выставив наружу сифон, так что неандертальцу нужно было задержать дыхание, погрузиться под воду с головой и внимательно осматривать дно.

Сейчас таких моллюсков собирают тралами с лодок, либо их выискивают ныряльщики-аквалангисты. Но у неандертальцев аквалангов не было.

Кстати, археологи заметили, что орудий из раковин больше в тех слоях, где мало каменных изделий. Возможно, неандертальцы заморачивались с моллюсками, потому что не хватало традиционного сырья. Другая версия: люди приходили на стоянку специально, чтобы добывать моллюсков. Об этом говорит то, что среди каменных орудий высокий процент изделий из неместного кремня, принесённого откуда-то. Возможно, неандертальцы набегали в пещеру со своими инструментами, собирали ракушки и бежали дальше.

Надо сказать, что каллисты не только съедобны в сыром виде, но даже считаются деликатесом. На некоторых раковинах из отложений пещеры есть признаки термической обработки. Возможно, их клали на угли, чтобы раковина раскрылась. Впрочем, такие же следы есть и на некоторых каменных инструментах, а часть раковин обуглилась уже после того, как из них сделали орудия. Не факт, что неандертальцы ели каллист — в отличие от мидий, многочисленные раковины которых тоже найдены в отложениях пещеры, но без каких-либо следов обработки.

Кстати, о том, что неандертальцы регулярно ныряли в холодную воду, свидетельствует недавнее исследование слухового прохода этих древних людей. Примерно у половины неандертальских черепов учёные обнаружили характерные костные разрастания, называемые «ухом сёрфера». Такие особенности связывают с частым пребыванием в холодной воде. Наконец, о том же говорят, хотя и редкие, находки рыбьих костей на неандертальских стоянках Италии, Франции, Кавказа и Испании.

Авторы вспоминают, что моллюсков поедал, по-видимому, ещё яванский питекантроп из Триниля, который полмиллиона лет назад даже оставил на одной из ракушек свой зигзагообразный автограф. Это, между прочим, древнейшая в мире гравировка.

А ещё в слоях Мошерини археологи нашли много кусков вулканической пемзы. Конечно, её могло занести сюда приливом или ветром, но скорее всего пемзу тоже притащили неандертальцы — тем более что большая часть фрагментов пемзы находилась в тех же слоях, что и орудия из раковин. Известно, что в верхнем палеолите кроманьонцы использовали пемзу для полировки каменных и костяных орудий. Но об интересе неандертальцев к этой вулканической породе археологи узнали впервые.

Источник: 22century.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.