Звонок из ада

Кто создает "спящие" ячейки радикалов и экстремистов

Они просят вернуть их на родину, понимая, что в России их может ждать наказание как минимум за незаконное пересечение границы. Как происходит возвращение из ближневосточного ада и какие механизмы используются, рассказали женщины, попавшие в ИГИЛ (террористическая группировка, запрещенная в России). Они не скрывают своих лиц и имен, открыто называют себя преступницами. "Мы попали под очень профессиональную пропаганду. Я жила в Турции и полгода наблюдала, как люди практически толпой, с рюкзаками и в кроссовках, свободно пересекают границу, и никто их не останавливает", — рассказывает Залина Габибуллаева, которая вернулась на родину в прошлом году.

Ее подруга по несчастью Загидат Абакарова работала психологом в школе в Дагестане. Уехала в Сирию вместе с дочкой. Ее вербовщиком оказался муж: сначала расписывал, как хорошо живется там истинному мусульманину, а потом пригрозил, что заберет детей. Когда прибыли в специализированный лагерь, Загидат увидела множество женщин: американки, европейки, россиянки, "особенно много из Франции". Женщинам запретили пользоваться интернетом и отобрали паспорта. А мужчин забрали на военную подготовку. "Муж в конце концов погиб под американским беспилотником, — темнея лицом, говорит Загидат. — Я начала искать способ выбраться из Сирии. Для этого нужны были деньги, их мне одолжила Виктория из Уфы. Местный житель за две тысячи евро вывез меня с детьми (к этому моменту у меня их было уже четверо) к курдам.

Не осуждайте этого человека: он рисковал, мы два часа ехали на мотоцикле, и на всех блокпостах он представлял меня своей женой". Загидат осуждена на восемь лет с отсрочкой за незаконное пересечение границы и пособничество террористам.

МИД: Террористы препятствуют созданию демилитаризованной зоны в Идлибе

По-домашнему "тетей Джаннет" эти молодые женщины называют руководителя рабочей группы мам России, стран СНГ и Европы Джаннет Эрежебова, у которой собственная горькая история о том, как тонко и невидимо для родственников работают вербовщики. "Моя дочка закончила вуз, преподавала английский язык в школе, зять был завхозом. Ничего подозрительного я не замечала. Как так получилось, что они сейчас там?" — не может понять она.

Денежный вопрос в историях возвращения запутавшихся, обманутых мужьями женщин, стоит как нельзя остро. Ими попросту торгуют. Иногда и на официальном уровне. По словам члена совета при главе Чеченской Республики по развитию гражданского общества и правам человека Хеды Саратовой, МИД России и детский омбудсмен Анна Кузнецова готовятся сейчас вывезти из Ирака около 60 детей. За каждого ребенка багдадская сторона требует по шесть тысяч долларов — за содержание в тюрьме.

Источник: rg.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.